Психология похудения

Надо только избавиться от лишних кг — и будет счастье! Так думают многие. И удивляются, когда вместе со стройностью приходят серьезные проблемы.

Марина Фокина

Автор: Марина Фокина

Дата публикации: 21.04.2017

Журналист Марина Фокина немало пишет о проблемах похудения, поскольку ей самой удалось избавиться от ненужных килограммов. Эта статья о том, с какими психологическими проблемами Марине пришлось столкнуться, когда она обрела столь желаемую стройность.

По жизни и по работе я общаюсь с массой людей, у которых определенное количество лишних килограммов. И большинству из них кажется, что надо только похудеть — и будет счастье! Большое и всеобъемлющее. А вот подводных камней почти никто не видит.

Я об этом тоже задумывалась мало, когда худела. Правда, объективности ради, стоит сказать, что худела я не специально – так сложились жизненные обстоятельства. Что за полгода с небольшим мне удалось уйти от своих мощных девяноста к невразумительным шестидесяти пяти. А в самые «острые» моменты – и к шестидесяти двум. Думала я тогда совсем о других вещах, поэтому ряд нюансов заметила не сразу. Но они были.

  1.      Психологическая слабость. Я реально стала слабее. Даже не так, более хрупкой что ли… Раньше, видимо, «броня» из жира определенным образом меня защищала. От злых слов, от злых людей, от неприятных ситуаций. То есть, все это в моей жизни было – но не ранило так больно. А когда жировая «прослойка» между мной и миром ушла – всю эту боль я стала чувствовать. И, соответственно, мучиться.

Впрочем, наша психика изобретательна в том, чтобы защитить себя от страданий. И постепенно я стала просто избегать ситуаций, которые могут принести негатив. И людей, от которых можно было ожидать зла.

  1.      Психосоматика. В раннем детстве я переболела всем, чем только можно. А в зрелости была вполне себе здоровой. Похудев, я снова стала болеть. Странным. То покрывалась сыпью, которую расчесывала до кровавых ран. И ни один врач так и не поставил мне диагноза – все прошло само собой примерно через месяц. То мучилась головными болями, как говорят врачи, «непонятной этиологии». То у меня стали подкашиваться ноги – в прямом смысле слова.

В общем, странный парадокс. Толстой я себя чувствовала гораздо здоровее. А процесс похудения постоянно «дарил» болячки. То ли психика так адаптировалась к новому телу. То ли переживания моральные стали настолько интенсивными, что перешли в материальные…

  1.      Асексуальность. В весе почти центнер я чувствовала себя красавицей. И трех мужей получила. И поклонников было не счесть. А похудев – потеряла всю свою соблазнительность, обольстительность и притягательность. Ну, то есть, вообще всю. И всех, жаждущих меня заполучить, — тоже.

Естественно, нельзя нравиться всем. Кто-то любит полных, а кто-то – стройных. Но, пристально разбираясь, я поняла, что дело все же в моем восприятии себя. Когда я ни одной секунды не сомневалась, что хороша – в этом не сомневались и окружающие мужчины. А когда перестала нравиться себе сама – перестала и другим. Все правильно и логично.

  1.      От экстраверта к интроверту. Моя добрая приятельница-диетолог предупреждала, что у стройных людей совершенно другая потребность в общении. И, что когда я похудею, мой коммуникативный круг заметно сузится. Я не верила.

Большего экстраверта, чем я, сложно даже себе представить. Пять лучших подруг одновременно. Масса приятелей и приятельниц разной степени близости. Коллеги. Студенты – настоящие и бывшие. И это – далеко не все.

Когда вес ушел – ряды реально начали редеть. Почему? Изрядное количество людей ушло из моей жизни потому, что у меня больше не было ни сил, ни энергии с ними общаться.

Отношения толстого человека с миром редко бывают здоровыми. Зачастую это зависимость или созависимость. У большинства из нас ассоциации с полными людьми однозначные: они добрые, им можно выплакаться в жилетку. Они выслушают, пожалеют и практически последнюю рубашку отдадут. Все так – как правило. Только это бартер. Страдающие дают толстому возможность почувствовать свою нужность, свою значимость. А если полный человек еще и одинок – это как бы подтверждение его «неодиночества».

Всем в этой ситуации хорошо. Толстый получает признание и греется в лучах чужого тепла и любви. А «присосавшиеся» к нему со своими проблемами – свои желания реализуют. И все бы ничего, только очень больные это связи. И подмена – то есть, ложь и вранье. Так и вижу полную тетку, которая в одной руке трубку телефонную держит и в нее журчит-утешает, а другой рукой тортик режет.

Или мать семейства такая, расплывшаяся и в халате неопрятном. Дочку выслушала, по голове погладила, с сыном поговорила, с мужем диалог поддержала, потом еще подружку по телефону пожурила, жизни поучила. И легла спать довольная: всем нужна, все без нее никуда, молодец она!

В общем, в обоих примерах – я бывшая. И то, что я считала «звездностью», на самом деле вот такой зависимостью и созависимостью было. Хотя своей харизмы совершенно не исключаю. Но одно другому и не мешает.